вторник, 2 ноября 2010 г.

Лысая певица


Это гениальная пьеса! Театр абсурда будет жить вечно))) Все произведения этого жанра неповторимы. Но "Лысая певица" Ионеско остается все конкуренции. Я хочу ее поставить!



Ознакомиться:

 Буржуазный английский интерьер. Английский вечер. Господин Смит, англичанин, в английском кресле и английских шлепанцах, курит свою английскую трубку и читает английскую газету у английского камина. У него английские очки и маленькие седые английские усы. Возле него, в другом английском кресле, госпожа Смит, настоящая "инглишвумен", чинит английские носки. Продолжительная английская пауза. Английские часы бьют по-английски 17 раз. 
   
  ГОСПОЖА СМИТ: Так. Это - девять часов. Мы уже съели суп, рыбу 
  с чипсами и английский салат, а дети выпили английскую воду. Хорошо мы поели этим вечером, ведь не зря же мы Смиты и живём в пригороде Лондона...

 ГОСПОДИН СМИТ: Есть вещи, которых я не могу понять. В газете всегда указывают только возраст умерших людей, но никогда не пишут о возрасте новорожденных. Нелепость. 


  ГОСПОЖА СМИТ: Я никогда не задумывалась над этим! 
   
  Пауза. Часы бьют семь раз. Пауза. Часы ударяют три раза. Пауза. Часы вообще не бьют. 
   

  ГОСПОДИН СМИТ [Читает]: Пишут, что Бобби Вацон умер. 
  ГОСПОЖА СМИТ: О, Боже, бедняжка! Когда он умер? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Чего это вы так реагируете? Вы же знаете, что он 
  мёртвый уже два года. Вы должны помнить его похороны полтора года назад, мы были на них. 
  ГОСПОЖА СМИТ: О, да, конечно я помню. Я это сразу вспомнила, но почему вы так удивились, прочитав об этом? 
  ГОСПОДИН СМИТ: А здесь об этом и не написано. Об этом говорили ещё три года назад, а сейчас я вдруг вспомнил через ассоциацию идей. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Какая жалость! А он был так хорош в гробу. 
  ГОСПОДИН СМИТ: Да, это был самый красивый труп в Великобритании! Он не выглядел на свои годы. Бедный Бобби, четыре года как умер, а всё ещё тлеет. Истинно живущий труп. И как весел он был! 
  ГОСПОЖА СМИТ: Бедная Бобби! 
  ГОСПОДИН СМИТ: Какую Бобби Вы подразумеваете? 
  ГОСПОЖА СМИТ: Его жену, её тоже зовут Бобби Вацон, поэтому их всё время путали. Только после его смерти всё встало на свои места. Но и сегодня есть люди, которые путают её с умершим мужем и приносят ей свои соболезнования. Вы знаете ее? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Один раз видел, на похоронах Бобби. 
  ГОСПОЖА СМИТ: А я никогда не видела. Она красивая? 
  ГОСПОДИН СМИТ: У неё есть своя изюминка, но красавицей её не назовёшь, слишком большая и тучная. В ней нет ничего особенного, но, тем не менее, она симпатичная. Однако, слишком тонкая и маленькая. Она преподаватель. 
   
  Часы ударяют пять раз. Длинная тишина. 
   
  ГОСПОЖА СМИТ: И когда у них свадьба? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Не позднее следующей весны. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Мы должны пойти на их свадьбу. 
  ГОСПОДИН СМИТ: Мы должны им что-то подарить. А что? 
  ГОСПОЖА СМИТ: Почему бы не подарить им один из семи серебряных подносов, которые были подарены нам на свадьбу, да так и не пригодились? 
   
  Пауза. 
   
  ГОСПОЖА СМИТ: Как это грустно, в молодые годы остаться вдовой. 
  ГОСПОДИН СМИТ: К счастью, они не успели завести детей. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Это было единственным, чего им не хватало! Дети! Бедная женщина, как бы она сейчас с ними справлялась? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Она все еще молода, могла бы вступить в повторный брак. Да и смотрится она хорошо в трауре... 
  ГОСПОЖА СМИТ: Но кто заботился бы о детях? Вы же знаете что у неё мальчик и девочка. Как их зовут? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Как и родителей; Бобби и Бобби. Дядя Бобби Вацона, старый Бобби Вацон, богатый человек и очень любит мальчика. Он мог бы оплачивать образование Бобби. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Это было бы правильно. И тетя Бобби Вацона, старая Бобби Вацон, Могла бы, в свою очередь, платить за образование Бобби Вацон, дочери Вацона. Тем самым, Бобби, мать Бобби Вацон, могла бы вступить в повторный брак. У неё есть кандидатура? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Да, кузен Бобби Вацона. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Кто? Бобби Вацон? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Которого Бобби Вацона вы подразумеваете? 
  ГОСПОЖА СМИТ: Ну, Бобби Вацон, сын старого Бобби Вацона, последнего Бобби, дяди Вацона. 
  ГОСПОДИН СМИТ: Нет. Это - Бобби Вацон, сын старой Бобби Вацон, тетки последнего Бобби Вацона. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Он коммерсант? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Все Бобби Вацоны - коммерсанты. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Какой трудный бизнес! Однако они преуспевают в этом. 
  ГОСПОДИН СМИТ: Ещё бы, когда нет конкурентов. 
  ГОСПОЖА СМИТ: А когда нет конкурентов? 
  ГОСПОДИН СМИТ: По вторникам, четвергам и вторникам. 
  ГОСПОЖА СМИТ: О! Три раза в неделю? И что Бобби Вацон делает в эти дни? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Он отдыхает, спит. 
  ГОСПОЖА СМИТ: Но почему он не работает те три дня, если нет конкурентов? 
  ГОСПОДИН СМИТ: Я не знаю всего. Я не могу отвечать на все ваши идиотские вопросы!

Мартины

Мартины садятся в кресла, робко улыбаются, молчат. Затем начинают монотонный диалог. 
   
  ГОСПОДИН МАРТИН: Извините меня, сударыня, но мне кажется, что я вас уже, где то видел. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Да и мне кажется, что мы знакомы. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Не в Манчестере ли мы встречались? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Возможно, возможно! Я родом из Манчестера, однако, не могу точно сказать, видела ли я вас именно там. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Боже мой, это любопытно! Я сам родом из Манчестера! 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Это любопытно! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Да, любопытно! Только, я, мадам, оставил город Манчестер пять недель назад. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Какое причудливое совпадение! И я уехала из Манчестера приблизительно пять недель назад. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Я уезжал на поезде утром, в восемь тридцать, а приехал в Лондон в шестнадцать сорок пять. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Странно! Опять совпадение! Я ехала на том же поезде! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Вот как! Получается, сударыня, что мы встречались в поезде? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Это действительно возможно, вероятно, логично и, в конце концов, почему бы и нет! Но я не помню этого, сударь! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Я ехал вторым классом, сударыня. Конечно, вы скажите, что никаких вторых классов в Англии не бывает, но я всегда путешествую только вторым классом. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Какое странное, удивительное совпадение! Я тоже, сударь, ехала вторым классом. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Любопытно! Получается, что мы встречались во втором классе, сударыня! 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Возможно, возможно! Но я опять ничего не помню. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Моё место было в вагоне номер 8, купе номер 6, сударыня. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Поразительно! И моё место было в вагоне номер 8, купе номер 6, сударь! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Как странно, какое причудливое совпадение! Возможно, мы и встретились в купе номер 6, сударыня? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Это действительно возможно, в конце концов! Но я не помню, сударь! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: По правде говоря, сударыня, я и сам этого не помню, но по логике вещей это очень даже возможно. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Вы правы, сударь! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Я сидел на третьем месте у окна... 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Надо же! А я на шестом, у окна, напротив вас. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Значит, мы сидели друг против друга? Ну вот, там-то мы и познакомились! 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Всё это возможно, сударь, но я опять ничего этого не помню! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Да и я не помню, сударыня, но при таком раскладе, мы просто не могли не видеть друг друга. Наверное... 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Так то оно так, но я всё же не уверена до конца. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: А не вы ли та женщина, которая попросила меня поставить чемодан на полку, а потом разрешила мне курить? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Да, наверное, это была я. Надо же, опять совпадение! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Значит, в тот момент мы и познакомились, сударыня? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Возможно, возможно! Но... нет, не помню! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Я тоже, сударыня. 
   
  Пауза. Часы бьют два раза, один раз. 
   
  ГОСПОДИН МАРТИН: Приехав в Лондон, я поселился на улице Бромфильда. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Странно! Я тоже живу на этой улице. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Странно! Значит мы, возможно и встречались на этой улице? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Это действительно возможно, но я не помню. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Я, кстати, живу в девятнадцатом доме... 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Странно! И я живу в девятнадцатом. 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Получается... получается... получается! Получается, что мы видели друг друга в этом доме! 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Возможно! А я не помню! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Я живу на пятом этаже, в восемнадцатой квартире. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Странно! И я живу на пятом этаже, в восемнадцатой квартире. 
  ГОСПОДИН МАРТИН [размышляет]: Так, так, так! Вы знаете, в моей спальне кровать накрыта зеленым ватным одеялом. И эта спальня, с кроватью и зеленым ватным одеялом, находится в конце коридора между туалетом и книжным шкафом! 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Какое совпадение, о господи, какое совпадение! В моей спальне, тоже кровать накрыта зеленым ватным одеялом и тоже находится в конце коридора, между туалетом и книжным шкафом! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: Вот как! Получается, что мы спим в одной кровати! Ну вот, там мы и встречались! 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Возможно, там мы и встречались, может быть даже сегодняшней ночью, но я ничего не помню, сударь! 
  ГОСПОДИН МАРТИН: У меня есть дочь, ей два года, она светленькая, у неё один глаз белый, другой красный. Она у меня красавица, и её зовут Элис. 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Надо же! Мою дочку тоже зовут Элис, ей тоже два года и у неё разные глаза. И она красивая. 
  ГОСПОДИН МАРТИН [тем же монотонным голосом]: Как удивительно, какое совпадение! А может это одна и тоже девочка? 
  ГОСПОЖА МАРТИН: Возможно, возможно, сударь. 
   
  Долгая пауза, часы бьют 29 раз. Господин Мартин встаёт, медленно и торжественно подходит к госпоже Мартин, которая тоже встаёт с кресла. 
   
  ГОСПОДИН МАРТИН [тем же монотонным голосом, слегка напевно]: Ну что ж... получается, что мы всё-таки знакомы друг с другом, и вы моя собственная жена... Элизабет! Я снова нашел вас! 
   
  Госпожа Мартин подходит к Господину Мартину. Они холодно обнимаются и целуются. Часы бьют один раз, но так громко, что пугают зрителей. 
  Мартины же никак не реагируют на этот звук. 
   
  ГОСПОЖА МАРТИН: Дональд, это ты, любимый! 
   
  Они садятся в одно кресло, обнимаются и засыпают. Часы бьют еще несколько раз. Входит на цыпочках Мэри, обращается в зрительный зал, приложив палец к губам. 
   
  МЭРИ: Элизабет и Дональд теперь слишком счастливы и не слышат меня. Открою-ка я вам тайну. На самом деле, Элизабет - не Элизабет, а Дональд - не Дональд. И вот почему. Ребенок, о котором они говорили - не их ребёнок. У дочери Дональда, как и у дочери Элизабет, разные глаза, но у дочери Дональда правый глаз белый, а левый - красный, а у дочери Элизабет, наоборот, левый глаз белый, а правый - красный. А из этого следует, что Дональд ошибся в своих расчётах, несмотря на удивительные совпадения. Дональд и Элизабет, не являются родителями одного ребёнка, поэтому они не Дональд и Элизабет, сколько бы они не думали о том, что они Дональд и Элизабет. Он напрасно полагает, что она - Элизабет. Она напрасно верит в то, что он - Дональд. Они оба жестоко обмануты. Но кто - истинный Дональд? Кто - истинная Элизабет? Кто заинтересован в этой неразберихе? Я не знаю. Да и не надо нам этого знать, оставим всё как есть. [Она делает несколько шагов к двери, затем возвращается и говорит зрителям] Я - Шерлок Холмс! 
   
  Уходит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий