понедельник, 28 февраля 2011 г.

Кудрин, политтехнолог и public philosopher

http://expert.ru/expert/2011/08/kudrin-polittehnolog-i-public-philosopherxx/ - зачиталась.

Конспект статьи:

Новая тактика министра финансов — дозированная и подконтрольная «делегитимация» политической оболочки государства для спасения бюджетно-нефтяного движка — дома, который построил Кудрин

Выступление министра Кудрина на Красноярском форуме — отзвук спора о путях развития страны, идущего внутри политического класса.

Официальным политтехнологом России называют Владислава Суркова, первым из чиновников (не политиков) раскрывшего публике свои гипотезы и аксиомы.

Пока Сурков боролся с бесами деструктивности, Кудрин изгонял грех предприимчивости и роскошь инициативы.

«Свои силы и ресурсы... всегда будут ограниченными». Ограниченность — термин вообще-то естественный для Министерства финансов.

В производстве наш человек понимает мало, поскольку жаден и склонен к самообману.

Кудрин выстроил экономику изъятий с «мощным налоговымпотенциалом» — изымая средства у бизнеса, трудящихся и регионов.

Производство Кудрин рассматривает как осложненнуюформу потребления. Ресурсы тратятся (и по пути раскрадываются) ради паразитизма рабочих, гедонизма промышленников и подросткового любопытства ученых

Фетишем стал низкий уровень расходов населения, обеспеченный низким уровнем его доходов и пассивностью.

Если в политтехнологиях Суркова важен недопуск групп «несистемных» популистов и нигилистов в политику, то для Кудрина несистемным элементом стали деньги внутрипроизводства.

Что с точки зрения модели Кудрина является хорошими деньгами? Иностранные инвестиции, которые когда-то придут.

Дефицит денег в экономике имени Министерства финансов вызывает в ней истинно дарвиновскую борьбу.

Кудрин выстроил систему той «тонкой настройки», о которой мечтал вслух Касьянов, да не сумел.

В отличие от путинской «вертикали власти» бюджетно-финансовая вертикаль Кудрина — единственная за десять лет, что действительно построена и действует.

Сегодня можно сказать, что путинский проект власти разделился на два политтехнологических проекта, диктующих две стратегии.

Тот мифический надежный иностранный инвестор, которого десятилетиями велено ждать производству, оказывается спекулянтом, сбегающим из России при любом потрясении, либо — экономическим кризисом, приходящим за содержимым «кубышки».

В кудринской модели невидимость и непризнание точек успеха— норма политики.

За Кудриным в его коалицию пристраиваются капиталы, старые деньги, давно и надежно выведенные из России.

В словаре модернизации ради «бурного роста промышленности» Кудрину не нравится слово «бурный».

Спор двух политтехнологов политически так или иначе решится, но спор их философий не предрешен.

«Путинское большинство» вышло из нетрудовой избирательской массы 1998 года.

Теперь потребительское, отложенное большинство — самая массовая часть «коалиции Кудрина».

Утопия Кудрина, кудринская «страна Муравия», край, где ученый, учитель и врач — скромные, одевающиеся в секонд-хенде бедняки.

И будет нам счастье сбалансированного бюджета для опустелой страны с неброской экономикой. Экономика будет жить на зарплату, охраняя Россию по найму. Что охраняем, мужики? Пустое место Россию!

1 комментарий:

  1. Как ты политикой увлекся

    PS: По мне, статья не конструктивна (даже если это все правда).

    ОтветитьУдалить